Коллекционирование художественных произведений

Коллекционирование художественных произведений и торговля ими были знакомы еще с античности, но до наших дней сведений об этом дошло очень мало. Эпохе Средневековья понятие «коллекционирование» было чуждо – жизнь в замках-крепостях, междоусобные войны, набеги соседей не способствовали продуманному собирательству. Такая жизнь не способствовала даже созданию изящных интерьеров – крупные феодалы, переезжая из одного замка в другой, возили за собой обозы с нехитрой мебелью, гобеленами, согревавшими холодные каменные стены, и прочим скарбом. Зато в это время возникают в замках сокровищницы. При их создании руководствовались исключительно материальной ценностью – в них хранились фамильные украшения, монеты, дорогая утварь и ценное оружие. Что-то похожее на собрания редкостей можно было обнаружить в то время в крупных церквях и монастырях, где хранились не только драгоценные предметы культа, но и мебель, и ценные манускрипты. Позже, в эпоху Возрождения, богатые и могущественные европейские правители делают шаг от сокровищницы, призванной уберечь от недругов богатства, к собранию драгоценных предметов, для которого намеренно и осмотрительно приобретают нужные вещи. Приобретают, разумеется, не сами – для этого существуют агенты, разъезжающие по городам и весям в поисках желанных ценностей. Так появляется и становится востребованной профессия арт-дилера. А флорентийские патриции эпохи Возрождения считаются первыми коллекционерами в современном смысле этого слова. Они собирали монеты, медали, резные камни, античную скульптуру и даже обломки зданий – на пике интереса к античности бывало и такое. Тогда же становится понятной и экономическая сторона собирательства. Кроме того, коллекции уже не прячутся за семью замками, их воспринимают как символ богатства, вкуса, образованности владельца и начинают демонстрировать. Так к началу XVI века в богатых домах появляются кабинеты – специальные комнаты для экспонирования собранных сокровищ. А наряду с ними возникают кунсткамеры, так называемые камеры чудес. В них было все, чем можно было удивить гостей, – кокосовые орехи, страусиные яйца, морские раковины, чучела крокодилов, заспиртованные уродцы, каменные штуфы, а рядом бриллианты, сосуды из золота и серебра, оружие и печатные книги, монеты и медали, произведения скульптуры и живописи. Еще позже, в XVII-XVIII веках, в эпоху абсолютизма, когда сложилась современная карта Европы, к собирательской страсти добавляется художественный вкус, и возникают крупнейшие собрания, которые позже легли в основу наиболее известных музейных коллекций. Часть этих собраний появлялась во дворцах для украшения интерьеров, и великолепные золоченые кресла в стиле какого-нибудь из Людовиков или изящные бронзовые часы – мечта сегодняшнего коллекционера – были когда-то всего лишь необходимым предметом интерьера. Что-то собиралось намеренно – фарфор, еще не производившийся в Европе, – чтобы удивить соседей, античные статуи или камеи – чтобы показать просвещенный вкус.

Тогда же, с середины XVII века, начала развиваться и аукционная форма торговли, без которой немыслим художественный рынок сегодня. Появилась она сначала в Голландии, а затем – в Англии, Франции и других странах континента. Правда, обращались к ней, как правило, в исключительных случаях, когда из-за долгов или раздела наследства нужно было наиболее быстрым способом превратить в звонкую монету семейные собрания. А XVIII век, который принято называть веком Просвещения, подарил художественному рынку существующие по сей день аукционные дома. В 1707 году в качестве государственного ломбарда австрийским императором Иосифом I был основан «Доротеум». Предметы, заложенные и невыкупленные в установленный срок их владельцем, продавались на аукционах. К ним добавлялись аукционы, осуществлявшиеся во исполнение закона или судебного решения, и лишь в начале XX века стали проводиться «добровольные» аукционы, основанные на соглашении между продавцом и аукционным домом.

В 1744 году в Лондоне Сэмюэл Бейкер, начинавший свою карьеру с книжной торговли, провел первые торги под собственным именем. Приобретение книг и составление библиотек было тогда в большой моде, и на этих аукционах Бейкер быстро сколотил приличное состояние, взявшись со временем и за торговлю гравюрами, монетами и прочим антиквариатом. После смерти Бейкера фирму унаследовал его племянник Джон Сотбис, и с тех пор, с 1778 года, фирма стала называться его именем. В 1766 году у фирмы Бейкера появился конкурент – аукционным делом занялся в Лондоне Джеймс Кристис. Эта конкуренция продолжается и по сей день, и те 22 года, что разделяют даты основания фирм, являются серьезным предметом гордости Сотбис. Дальше аукционная форма торговли начала набирать обороты, и к концу века к Сотбис и Кристис, сумевшим за два следующих века завоевать весь мир, прибавились другие аукционисты, по сей день не догнавшие по значимости и обороту капитала «старших братьев». В 1793 году в Лондоне появился Бонэмс, а в 1796 – ушел из Кристис и основал свой аукционный дом Гарри Филлипс.

Художественный рынок и собирательство в России, как и все прочие европейские веяния, появились уже в XVIII веке. Но зато и развивались они стали стремительно.

Не так уж много изменилось с тех пор – по-прежнему существуют антиквары и арт-дилеры, аукционные дома и частные коллекционеры. По-прежнему разные мотивы движут этим рынком – украсить дом, потешить самолюбие, создав музей, выгодно вложить деньги и получить прибыль, отвлечься от дел, любуясь собранной коллекцией. Бывалые собиратели сравнивают коллекционерскую страсть с болезнью, очень приятной, но практически неизлечимой…

по материалам сайта http://bersoantik.ru

All Antik - Антиквариат со всего мира © 2017