Коллекционеры антиквариата

Вы когда-нибудь задумывались о том, куда собственно деваются предметы материальной культуры минувших эпох?

Конечно, многие из них просто исчезают в пожарах, катастрофах и бесконечных войнах. Что-то ветшает от естественной старости и рассыпается в прах. Но очень и очень многое никуда не исчезает. А просто уходит с первого плана нашей жизни – отступает в какие-то пыльные кладовые. Прячется в неприметных чуланах, покоится в бабушкиных комодах и дедушкиных сундуках. В каждом достаточно старом и крупном городе таких осколков истории тысячи, если не миллионы. Они почти не подают признаков жизни и фактически обречены на полное стирание в пыль. И только потому, что есть люди, которые посвятили всю свою жизнь отысканию и упрочению связи нашего мимолетного настоящего с далеким и все более таинственным прошлым, некоторые из этих артефактов еще сохраняют шанс не сгинуть во тьме времен. Эти люди владеют секретом настоящей машины времени, хотя чаще всего предпочитают вслух об этом не говорить и скромно именуют себя коллекционерами антиквариата, собирателями следов прошлого. 

За кадром:
Практически все дети отдают дань собирательству. Они коллекционируют бабочек, марки, монеты. Наверное, многие помнят, как обменивались небольшими игрушками или забавными картинками, собирали фантики от жевательных резинок и наклейки. 
Многие затем стали заядлыми книголюбами и собрали целые библиотеки произведений свои любимых авторов. Позднее детское коллекционирование воспринимается, как баловство. Однако именно в детстве закладываются задатки будущего коллекционера. 

Повзрослев, человек уже на многие вещи смотрит по-другому. Иногда стремление собирать коллекции монет и марок, значков и денежных купюр, причем все сразу, проходит. Но очень часто увлечение коллекционированием переходит на абсолютно новый уровень. Как правило, коллекционеры, увлекаются только какой-то одной направленностью. Ведь так гораздо проще распределить свои силы и материальные возможности. Выбрав для себя отдельную область, коллекционеры начинают работать. Они общаются со своими единомышленниками по всему миру, изучают историю предмета коллекционирования и ищут необходимые или недостающие предметы. 

Главное в коллекционировании – четко знать, что именно вы хотите собирать. Так, к примеру, коллекционеры монет не собирают все монеты мира. Они ограничиваются только некой исторической эпохой или отдельной страной. Бывает, что коллекционеры монет ищут самые редкие в истории всего человечества монеты, и из них компонуют свои коллекции. 

Редкие марки и монеты имеют особенную ценность. Однако, даже их стоимость не сравнима с ценой старинных вещей. Коллекционеры антиквариата в разных уголках мира, буквально на чердаках своих бабушек, находят самые редкие и уникальные вещи. Коллекционеры антиквариата видят в своем занятии и материальную ценность. Ведь одни вещи на данный момент можно купить практически за бесценок, а через несколько лет они превратятся в настоящий раритет, стоимость которого возрастет в несколько раз. 

Возникают и новые предметы для коллекционирования, их преподносит человеку сама жизнь, создавая все новые вещи. 

Способность человека находить все новые и новые предметы поражает. Тысячи людей на всем земном шаре увлечены коллекционированием: собирают открытки, авторучки, автомобили, посуду и много других вещей. 
В широком смысле слова коллекционирование - занятие без границ. Коллекционировать можно все - от солнечных закатов до любовных и военных побед. 
Первыми коллекционерами считаются правители и философы античности. Аристотель собирал коллекцию растений, Юлий Цезарь - драгоценные камни, чеканную посуду, статуи, картины. Первым музеем в мире стал храм муз, построенный Платоном. Восьмое чудо света - Александрийская библиотека - включала в себя более 700 тысяч свитков рукописных книг. В современных словарях можно найти следующее определение коллекции - "систематизированное собрание однородных предметов, имеющих историческую, научную или художественную ценность". Говоря более простым языком, коллекционирование - это изучение истории, путем сохранения быстро исчезающих из обихода вещей, которые мы скорей всего никогда бы не увидели, если бы не коллекционеры. Отрадно, что в нашем городе есть такие люди, а их коллекции по своей уникальности могут превзойти собрания самых престижных музеев мира.

За кадром:
В основе феномена коллекционирования можно выделить четыре мотивации. Первая - это тяга к приобретению полезных вещей, которая очень естественна для человека, всегда стремящегося чем-то обладать. Конкретный критерий полезности при этом зависит от духовности данного собирателя и уровня его общей культуры. Если эта жажда к общению с полезными сущностями сопряжена с интересом к высокой культуре, историческому прошлому, то она выражается в более продвинутых формах коллекционирования. Вторая мотивация – естественное стремление любого живого существа познать мир, через предметы материальной культуры, будь то марки, антиквариат, редкие книг или открытки. Третья из мотиваций – очень существенная особенно в настоящее время - это коммерческий интерес. Потому что предметы старины. Представляющие историческую и музейную ценность с каждым годом повышаются в цене. 
Но зачастую даже титулованные коллекционеры не отдают себе отчета в истинной значимости вещей, которые попадают к ним в руки. Поэтому высший уровень коллекционирования, это когда собиратель неких редкостей поднимается до уровня ученого-исследователя. 
Именно такое собирательство, которому присущ характер исторической аналитики, самое захватывающее. 
Анатолий Александрович Дроздовский нашёл свою первую открытку с видом Одессы ещё в 1975 году. Сегодня его коллекция насчитывает более ста двадцати тысяч исторических миниатюр. 

Около трёх тысяч экспонатов рассказывают о старой дореволюционной Одессе. Просматривая их, узнаешь до боли знакомые и в тоже время какие-то чужие …. Потемкинскую лестницу, Дерибасовскую, Екатерининскую площадь, Одесский оперный театр. Знакомишься с первыми городскими ресторанами и кафе. Первой станцией скорой помощи и первым пожарниками. В этой коллекции есть много открыток, которые посылали известным одесситам или были им адресованы. Все они были выпущены еще до революции. Правда, точную дату изготовления определить сложно. Подтверждением того что открытка не моложе определенного года, является дата указанная на почтовом штемпеле. Ведь большинство из открыток как говорят коллекционеры «прошли почту». 


Субтитр: Анатолий Александрович Дроздовский, коллекционер:
Но коллекционеры бывают разные. Бывают коллекционеры, которые берут себе, кладут и получают удовольствие. Потому что у них есть и всё. Я же не могу так, я должен кому-то что-то показывать, ну каким-то образом популяризировать эту коллекцию и популяризировать саму Одессу старую. И при советской власти наше общество коллекционеров делало многочисленные выставки, где, в общем-то, показывали многих коллекционеров и в том числе я, выставляя разные документы и в том числе открытки по старой Одессы. 

Вот сейчас буде столетие полёта Ефимова. Я зашёл на сайт истории воздухоплавания российский, там о полёте Ефимова простонет ни одного слова. Как будто это не существовало. Первый полёт в России. Ни одного слова нет. Я им там написал письмо разгромное. Они пообещали, что они исправят. Разные горда пытаются каким-то образом опровергнуть то, что первая открытка была в Одессе, и не могут. Первая открытка в Одессе, первый полёт в Одессе, первый автомобиль в Одессе. То есть, очень много того, что было в Одессе первым. И к стати сказать первое кино – Тимченко. 
Когда открывали в Одессе еврейский музей. Его открывали фактически по моим материалам. Когда открывали музей христианский у матушки Серафимы, очень большое количество материалов я дал своих на открытие музея. Ну, это довольно серьёзно. А вообще мы с матушкой Серафимой поддерживаем отношения. Поскольку, когда попадаются материалы по истории христианской Одессы, и я считаю, что такие вещи должны быть в музее христианской Одессы. Точно так же как материалы по еврейской Одессе должны быть в еврейском музее. 

Любовь к собственному городу у одесситов в известной степени гипертрофирована, и то, что Одесса - пуп земли ни кого из них сомнений не вызывает. Но волей неволей всякому, кто изучает историю нашего города, приходится заниматься и другими городами, расположенными зачастую за тридевять земель от Южной Пальмиры.

Субтитр: Анатолий Александрович Дроздовский, коллекционер:
В Одессе, например, была, мы все знаем, чайная торговля Высоцкого. Но Чайная торговля Высоцкого – это московская фирма, и в Одессе она имела только свой филиал. Но москвичи тоже интересуются чайной торговлей Высоцкого. И вот так вот кондитерская Абрикосова, это тоже была московская, но в Одессе был магазин. То есть, те крупные фирмы, которые имели представительство в Одессе даже тот же Зингер, Зингеровские швейные машины в Одессе была отдельная их представительство, которое вне московской фирмы продавало Зингеровские машины. При чём, что интересно, это была первая в России фирма, которая продавала в рассрочку. Тогда такого не было. А Зингер продавал рубль в месяц и пожалуйста, за 32 рубля в итоге можно было купить швейную машину.

За кадром:
Коллекционирование открыток с видами родного города настолько увлекло Анатолия Дроздовского, что он решил не ограничиваться лишь этим, а стал собирать всевозможные вещи, которые, имели отношение к старой дореволюционной Одессе. У него хранятся разнообразные тарелки с видами города, фотографии, гравюры, документы, этикетки и даже консервные банки. 
Колорит ушедшей эпохи создают документально достоверные свидетельства прошедших времен – чудом сохранившиеся коллекционные одесские материалы: старинные рекламы, документы, фотографии, гравюры, литографии, счета на гравировальных бланках, прейскуранты, каталоги, кондитерские «этикеты», фантазийные и обыкновенные пивные, водочные и ликерные бутылки, изящные парфюмерные емкости, фарфоровая посуда, старинные грампластинки, таблички разного назначения, аптечные сигнатуры и различные емкости, к которым они прикреплялись, чайная и табачная упаковка, дореволюционная одежда и аксессуары к ней, часы, ювелирные украшения и т.п. 

Субтитр: Анатолий Александрович Дроздовский, коллекционер:
Бывают неожиданнейшие вещи. Некоторое время назад мне позвонили из одного ну антикварно-коллекционого магазина и предложили брюки. Дореволюционные одесские брюки, в которых есть вставка с надписью, что это Одесса. Пуговицы одесские хорошие до революционные брюки. Ну как такое могло сохраниться. Оно не должно было сохраниться, но оно сохранилось. Или шляпы дореволюционные. Это должно было давно выброситься. Эти брюки такое впечатление, что они не ношенные. Пасхальные брюки.
Как то мне звонят из магазина, говорят, приходили подпольщики. Ч то это значит. Люди разбирали полы и под полом нашли целый кулёк каких-то бумажек. Я поехал и забрал это. И вот среди них был, например, аптечный рецепт 1841 года. Ну как это вообще сохранится. Ну не могло это бумажка. Но она сохранилась. И она у меня сейчас вот попала в альбом. То есть периодически что-то попадает. К сожалению не так много, как хотелось бы. Но хотя уже тоже некуда. Некуда ставить. Всё занято. 

Стэнд ап:
Коллекционирование открыток может показаться занятием не серьёзным. Но зачастую лишь по открыткам можно восстановить оригинальный вид некогда бездумно разрушенных памятников архитектуры и просто памятников. Частности именно филокартисты помогли воссоздать памятник основателям Одессы и исторический облик Екатерининской площади. 

За кадром:
Некоторые смотрят на коллекционеров, как на помешанных чудаков. И, хотя, в последнее время появляется множество книг об открытках, открытками иллюстрируются художественные, краеведческие книги и книги по искусству, всё равно еще коллекционеры не занимают достойного положения в нашем обществе. Между тем, в некоторых странах Европы, филокартия почти приравнивается к коллекционированию картин, - устраиваются аукционы открыток, существуют музеи, представляющие только открытки. Всё это наглядно иллюстрирует известные слова Ираклия Андронникова о том, что "коллекционер - первая ячейка музея, старатель, промывающий золото, хранитель и, чаще всего, крупный специалист в избранной им области собирательства". 

За кадром:
Если в восьмидесятых годах филокартистов, то есть тех, кто профессионально коллекционирует старые открытки, в Одессе было приблизительна человек пятьдесят, то сегодня осталось всего 5, 6. Молодая смена практически отсутствует. Любопытно, что это же обстоятельство является сегодня главной характеристикой состояния отечественной науки. Сферы высоких технологий и всех остальных областей приложения человеческого интеллекта. Умственная деградация нации происходит на самом широком фронте – от коллекционирования открыток до инженерного кульмана и похоже уже не далек тот час, когда ни тем, ни другим на этой территории заниматься будет решительно некому. То есть общество по своему качественному составу стремительно скатывается в состояние серой бессмысленной массы способной только жевать. Отправлять простейшие биологические функции и выполнять самые несложные технологические операции, типа в прикручивания колеса к импортному автомобилю. И ладно еще если бы только в области грандиозных технологических проектов мы, в силу понятных нестроений последних десятилетий, слегка отстали от прочего мира, но если лавинообразная деградация интеллекта нации затронула уже и коллекционирование открыток – то это наглядно показывает, как далеко мы зашли по пути в никуда. 

Но вернемся к пока еще существующим в Одессе собирателям предметов старины. 
Полный перечень объектов коллекционирования занял бы не одну страницу, поскольку собирать можно практически всё. Здесь все зависит только от человеческой фантазии. 
Вот, например, маски.

Стэнд ап:
Маска - это застывшая эмоция, а поскольку разнообразию человеческих чувств со всеми их оттенками нет предела, то и коллекция масок никогда не может быть полной. 

Субтитр: Елена Григорьевна Редько, директор Одесского академического театра музыкальной комедии:
И я подумала, что было бы интересно собирать маски, потому что они отражают разные характеры разные настроения, разные национальные какие-то традиции. Маска скрывает где-то что-то. А где-то передаёт такие движения мимики, которые вряд ли можно сделать лицом своими собственным 
Я была в Италии и недавно была в Венеции и разнообразие масок там великое. И в этих странах Бразилия, Италия там культ масок. Американские южноамериканские страны тоже, но там совершено другая маска. Она больше связана с повторением лица. Маски там накладывали на погибших, повторяли их лицо. Это немножко другая традиция. И маски как эти боле какие-то устрашающие. Вот недавно у меня появилась маска из Китая. Она драконистая такая. И у этих масок даже неоткрыты глаза. То есть, это маска, которая больше символ, чем маска как мы её понимаем прикрыть лицо. 

Корр.:
Но вы не боитесь масок?

Субтитр: Елена Григорьевна Редько, директор Одесского академического театра музыкальной комедии:
Меня многие предупреждают, что маски несут отрицательный заряд. Но я сижу в этом кабинете много лет и с ними вместе живу, я не ощущаю какой-то перемены настроения, каких-то особенных проблем, я всё-таки думаю, что такие неживые маски могут принести проблем больше, чем люди живые. 

За кадром:
Говоря о коллекционировании, следует отметить, что это очень медленный и хлопотный процесс. Человек всегда находится в состоянии поиска. И если раньше коллекционеры, собирали интересующие их вещи у пожилых людей, то сегодня, будущие экспонаты приходиться в основном покупать или обменивать у коллекционеров, в антикварных магазинах. Но самыми эффективными и широко распространенными способами считаются покупки через специализированные Интернет-сайты, знакомства с коллекционерами из других стран с помощью всемирной паутины. Это дает возможность быстрее пополнить коллекцию нужным предметом и вновь почувствовать себя, как говорят, на коне. 
Для коллекционера две вещи самые дорогие: та, которую только что достал, и та за которой он гоняется, которую он ищет. 

Сколько в мире коллекционеров? Вопрос не из лёгких. По самым скромным подсчётам, каждый десятый человек на земном шаре обязательно что-нибудь собирает. Некоторые называют коллекционеров чудаками, или их занятия считаются пустой тратой времени. Так ли это? Третьяковская картинная галерея тоже началась с коллекции. Всю жизнь собирал Павел Михайлович Третьяков произведения живописи, а перед смертью передал свою коллекцию в дар Москве.

Известный краевед Александр Николаевич Поль собрал около пяти тысяч предметов старины, которые стали основой музея его имени в г. Днепропетровске, а со временем вошли в коллекцию городского исторического музея. Все вы, наверное, знаете знаменитую картину Ильи Ефимовича Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». С какой тщательностью и точностью воссоздан художником быт запорожских казаков, показано их оружие, костюмы! И в этом неоценимую помощь прославленному живописцу оказал выдающийся историк академик Дмитрий Иванович Яворницкий, который собрал более 75 тысяч ценнейших экспонатов по истории Запорожской Сечи. Эту поистине уникальную коллекцию учёный передал Днепропетровскому историческому музею.

Коллекционеры – племя любознательных, беспокойных, одержимых людей. И у каждого свой предмет увлечения. Филателисты собирают марки, филокартисты – открытки, филуменисты – спичечные этикетки. Нумизматы коллекционируют монеты, фалеристы – ордена, медали и значки. Собирателей книг называют библиофилами, а тех, кто увлекается грампластинками, – филофонистами. А если человек собирает что-нибудь совсем необычное? Например, кирпичи? Или самовары? Или старые афиши? Или пожарные каски? Или пуговицы? Увы, в нашем языке ещё нет для них названий, да вряд ли они и будут. Ведь по подсчётам одного из польских коллекционеров, в мире существует более 1000 видов коллекционирования. И с каждым годом изобретательные коллекционеры открывают всё новые и новые предметы, достойные собирательства.
Любая коллекция - это своеобразная проекция образа жизни, нечто, заложенное глубоко внутри человека. Собирательство само по себе является древнейшим инстинктом. Кроме того, это начальная стадия любого научного исследования и результат творческого процесса. А как иначе! Ведь настоящий коллекционер, часто становится лучшим знатоком предмета, чем профессиональные исследователи. Об интересующих его вещах он может рассказывать бесконечно. Потому что знает о них решительно все. Ничего удивительного - если научный подход требует холодного разума и трезвого расчета, умения отделять главное от второстепенного, то настоящего коллекционера отличает, прежде всего, любовь, в которой, как известно мелочей не бывает. С таким настоящим коллекционером искусным знатоком русского быта нам посчастливилось познакомиться. 

Настоящих коллекционеров интересуют не столько сами вещи, сколько их суть, идея. Так сказать философский бэкграунд. Именно в этом кроется привлекательность собирательства как такового, вне зависимости от предмета коллекционирования: будь то "традиционные" марки, монеты, значки, открытки, картины или фишки казино, телефонные карты, обертки от бритвенных лезвий и жевательной резинки. 

Появление новых технологий и материалов приводит к возникновению новых видов коллекционирования, а значит и новых терминов. Например, тиросемиофилия - коллекционирование этикеток от плавленых сырков. Происходит от греческого «тирос» - сыр, «сема» - знак, «филео» - люблю. Кампанофилия - коллекционирование колоколов, лудофильство - детских игрушек и настольных игр, меморифилия - коллекционирование пригласительных билетов и пропусков на партийные встречи и съезды, собрания, выставки и др. мероприятия.

Но собрать можно не только артефакты. Так Александр Сурилов, сын известного одесского правоведа профессора Одесской юридической академии Алексея Сурилова стал собирать визуальный ряд, отображающий историческую эпоху, предшествующую революции. 

Стэнд ап:
Глядя на лица наших предков на предреволюционных фотографиях, хочется понять, о чём они думали, догадывались ли о великих потрясениях ожидавших их отчизну. И почему не смогли её уберечь. 

Субтитр: Сурилов Александр Алексеевич, литератор, заведующий библиотекой Одесского апелляционного хозяйственного суда:
Работая со своим покойным отцом Алексеем Васильевичем Суриловым профессором юридической академией над трилогией Адмирал Дерибас, Дюк Решилье и фельдмаршал Воронцов, мы с Алексеем Васильевичем пришли к выводу для того, чтобы понять и осветить эпоху не достаточно только мемуаров архивных элементов, а также каких-то письменных свидетельств очевидцев. Эпистолярий и так далее. Очень важно эпоху представлять в лицах и картинах того времени. И вот здесь я и подошёл к своему прикладному коллекционированию. Сейчас я располагаю, не побоюсь этого, меня мало кто может упрекнуть в бахвальстве, одной из самых значимых коллекций изображений исторических миниатюр и портретов. Но с одной очень существенной оговоркой. Я собираю не оригиналы, хотя у меня есть некоторые оригинальные вещи, а я собираю в целом визуальный ряд, в фотографиях отсканированных копиях в копиях семейных архивов и коллекций, которые мне позволили переснять скопировать люди зачастую давно уже давно ушедшие в лучший из миров. Так в частности у меня почти полностью была перефотографирована коллекция Цепорхирса Рудольфа Михайловича. Этот человек который держал музей горда Одессы в парке Шевченко в башне. У меня полностью была перефотографирована коллекция нашего замечательного краеведа Чернецкого Владимира Адамовича. Причём обе эти коллекции уже не существуют. После смерти их хозяев эти коллекции разошлись или по рукам и дай Бог, чтобы попали в руки знающих людей. 

За кадром:
Ещё с советских времён за коллекционерами антиквариата закрепился отрицательный имидж, во многом благодаря детективному кинематографу. Собиратели материальных ценностей не вполне следовали моральному кодексу строителя коммунизма и поэтому были непременными отрицательными героями приключенческих кинолент о преступном мире. Впрочем, даже в этих фильмах всегда отдавали должное их высочайшей квалификации, а молодые следователи не гнушались обращаться к ним за советом. Просто потому, что больше было не к кому. Когда же в обществе появился легальный спрос на предметы антиквариата, они значительно поднялись в цене. И коллекционировать даже самые обыденные вещи сегодня могут позволить себе только люди очень состоятельные.
Коллекционирование у нас в Одессе и в советские времена было очень не безопасным занятием. Представителей этого творческого направления бывало, даже убивали и грабили. Известна трагическая судьба замечательного одесского историка Кацеевского, который был ограблен злоумышленниками и предметы его коллекции так и не были найдены. Была ограблен Сергей Венедиктович Ржиховский, коллекция которого тоже была похищена. 
К сожалению, за последнее время целый ряд значимых для города и истории частных коллекций просто перестал существовать.
О навсегда пропавших уникальных собраниях можно написать целую историю.

Субтитр: Сурилов Александр Алексеевич, литератор, заведующий библиотекой Одесского апелляционного хозяйственного суда:
У нас в Одессе как в третьем городе Российской империи и буржуазия, элита особенно буржуазии и в том числе примыкающая к ней аристократия в лице графа Толстого Алексея Михайловича основателя скорой помощи, знаменитого мецената, и скажем Русова, скажем Брайкевича последнего, вернее первого революционного эра Одесса времён временного правительства, все они были крупными коллекционерами в частности Брайкевичу удалось вывести часть своей коллекции живописи в Англию, где он окончил свои земные дни и там эта коллекция является украшением Британских музеев, Коллекция Руссова судьба её была также печальна как судьба его дома, который недавно сгорел на Соборной площади. Она была разграблена во время гражданской войны и погибла. Коллекция графа Толстого остатки её мы можем увидеть в музее книги и в отделе искусства нашей Одесской публичной библиотеки, которая всё носит название Горького. Кроме того было много коллекционеров и собирателей украинских древностей. Эта была профессура юридического факультета Новороссийского университета, чего стоили коллекции профессора Борзенко, который перевёл в своё время целые института Британского права на русский язык. И то, что не погибло оно долгие годы переходило из рук в рук. Многое было вывезено во время оккупации. И благодаря подвижнической деятельности колекционеровотаких как Кацкеевский, таких как Чернецкий, особенно Блещунов Александр Владимирович, это как-то было спасено от уничтожения. 

За кадром:
Эти люди - действительно достойные примеры для подражания. Сбережение материальных свидетельств минувших эпох - было делом всей их жизни. И когда собранные за многие годы культурные ценности не растворяются во времени и пространстве и не расходятся по частным коллекциям, где их мало кто видит, а становятся общедоступными и открытыми, жизнь этих давно ушедших людей освещается новым смыслом вечного общественного служения. Они гордость и слава Одессы, они ее последний рубеж перед мраком забвения.

Андрей Володько, программа «Большой репортаж» проекта Рубикон.

All Antik - Антиквариат со всего мира © 2017