Арабские антикварные ковры

Дональд Литтл, профессор Университета в Монреале, рассуждает по вопросам, поднятых в недавней статье о гербах на коврах мамлюков.

 

В качестве студента, изучающего историю мамлюков и любителя восточных антикварных ковров, я получил удовольствие от чтения статьи Карла Марии Суриано о мамлюкских коврах в Хали 97 (стр 72-81, 107-108), особенно от его попытки пополнить данные о египетском производстве ковров под Мамлюком.

 

С исторической точки зрения его наиболее убедительным письменным доказательством является последняя часть статьи, в которой он ссылается на Макризи, как в статье Роберта Ирвина «Египет, Сирия и их торговые отношения 1450 – 1550». Ссылаясь на ограбление дома Эмира Хусуна в 1341, в переводе сказано: «Среди украденного были ковры от Диярбекира и Анатолия, 16 пар ковров мин- амал аль-шариф би- Миср «благородного египетского производства».

Более тщательный анализ этой статьи значительно обогатил аргумент Суриани, также как и наши знания о продаже мамлютских антикварных ковров.

Во первых, фраза «мин-амал аль-шариф би- Миср» не может переводиться с арабского как «благородного производства», скорее всего «аль-шариф» - это очень известный рынок ковров в то время. После всего сказанного, каких бы доказательств у нас не было, будь они текстовыми, техническими или наглядными, каждый из них заслуживает очень внимательного анализа.

Прежде всего, фраза «мин-амаль аль-шариф» не может переводиться с арабского как «благородной работы» или «благородно сделанный» (с позволения Ирвина), для обозначения этого значения потребовалось бы другое слово, предшествующее «амаль».

Возможно «аль-шариф» является именем хорошо известного в ту эпоху производителя ковров, как предположили историки Ибн Тахрибирди, Альниум –аль-Захира (Каир 1949). Но нет никаких документов, подтверждающих это заявление, кроме упоминания Маркизи, чей редактор в свою очередь утверждает, что «не мог найти никакого объяснения названия ковров подобного производства, которое использовалось бы в примечаниях», и ничего не говорит о человеке, известного как Аль-Шариф. Как бы то ни было, возможно, что существовал человек с таким именем, который был очень известным в 14 веке в Каире, хотя не был достаточно выдающимся, чтобы быть включенным в биографические словари того периода.

Мое упорство над переводом Миср каирского (а не египетского) происхождения, обусловлено тем фактом, что Египет упоминается в Мамлюкских источниках, как земля египтян, которую населяли каирцы.

Также возможно, что ирвинское высказывание «аль-шариф»- прилагательное, означающее в Мамлюкской летописи «королевский», но в то же время оно понимается как «королевское имущество» или «превосходно вышитая ткань», хотя это очень необычный случай употребления этого прилагательного.

Этот вопрос не так прост, как он может показаться на первый взгляд. Он подчеркивает, что ковры Каирского производства были предметами роскоши, они имелись у Султана и его двора (одним из важных членов которого был Хусум). Это подчеркивается Ирвином, но не Суриано; это также упоминается Маркизи , когда он противопоставляет огромное количество иностранных ковров (130 или 180 пар) небольшому количеству ковров домашнего производства. Суриано также не обращает внимания на Ирвинский перевод версии Ибн Тахрибирди о происхождении иностранных ковров.

Несомненно, ввиду споров о происхождении Каирских ковров, наличие антикварных персидских ковров в 14 веке во Дворце Эмира является важным фактором, также как наличие ковров из Анатолии и Северной Месопотамии. Ирвин предполагает, что «ткачество пошло от персов…».

Принимая во внимание разные взгляды на эту тему, должно быть полезно рассмотреть пять версий переводов ключевого отрывка, в таком виде, в каком они до нас дошли, но учитывая , что Маркизи и Ибн Тахрибирди ссылались на более ранние источники, однако Ибн Тахрибирди, кажется, полностью позаимствовал перевод Маркизи. Маркизи: «Они (грабители) утащили ковры к Анатолию и Амиду и некоторые из людей королевского происхождения борются за них; они разрезали ковры на куски своими ножами и распределяли их между собой».

«По словам писаря Хусуна, среди утвари Хусума было 180 пар ковров, некоторые из которых были длиной до 30-40 аршин, производство которых осуществлялось в восточных землях, и 16 пар аль-шариф или королевских фабрик в Каире, цена каждой пары составляла 12 тысяч серебряными динарами. Среди них также было 4 пары шелковых ковров. «Грабители завладели большим количеством Анатольских и Амидских ковров и ковров королевского производства. Они разрезали их на куски и делили между собой.

 

Среди добычи было 130 пар ковров, некоторые из которых были длиной в 30-40 аршинов, все были изготовлены Анатольскими, Амидскими и Ширасскими фабриками; 16 пар были королевского производства, цена каждого из них 12 тысяч динаров.

Также были украдены 4 пары шелковых ковров, по которым не ходят….». Ибн Тахрибирди говорил: «180 пар ковров, длина которых 30-40 аршин, были Анатольского, Амидского или Ширадского производства, 16 пар были королевского каирского производства и 4 пары шелковых ковров, которые были слишком хороши, чтобы по ним ходили». Несмотря на различия переводов этих отрывков, я бы осмелился предположить несколько точек зрения, чтобы дополнить слова Суриана.

Существовала существенная разница между каирскими коврами и иностранными. Восточными назывались ковры, которые создавались в Анатолии, а также на амидских и ширадских заводах. В то время как каирские ковры ассоциировались с производителем, известным по имени аль-Шариф, или с производством под королевским покровительством.

Некоторые из иностранных ковров (около 130-180) были очень большого размера. Мера длины называлась аршином (то есть длина от локтя до кисти), и для мамлюкских ковров она составляла 0.46 метра.

Если источники и моя арифметика правильны, то некоторые иностранные ковры были длиной в 14-18 метров. Сравнительно небольшое количество каирских ковров стоили баснословно много, 12000 серебром была приемлемой суммой для пары ковров, хотя из-за этой цены ковры считались роскошью и прихотью султанов.

Также были ковры из Палестины, Сирии, Аксарайа, Анатолии, Йемена.

Если же ковры были доступными для народа, то они были привезены из Иерусалима.

Каково же происхождение тех четырех шелковых ковров?

Были ли они среди каирских ковров?

Возможно, если ссылаться на вторую хитат-версию, но, к сожалению, она была утеряна при неясных обстоятельствах. Это нетрудно предположить, но тем не менее во втором отрывке Сюлюка говорится, что эти ковры относятся к разным и далеким друг от друга группам. В любом случае эти шелковые антикварные ковры являлись ценными всегда, они оставались слишком хорошими, чтобы класть их на пол.

Наконец, было бы странным жаловаться на то, что захватчики разрезали ковры на куски. Если некоторые антикварные восточные ковры в самом деле были такими большими, как о них говорили, то любой мог понять нежелание захватчиков попытаться утащить их нетронутыми. Я восхваляю мусульманское искусство не за его красоту, очарование, а за интригу незаконченности, каковая, например, присутствует в вопросе мамлюкских ковров.

 

 

по материалам сайта mark-patlis.blogspot.com

All Antik - Антиквариат со всего мира © 2017